« 23 »  04  20 15 г.




Пей со мной паршивая стих

Не самые известные произведения отечественных классиков баян но не многие читали : Есенин Не пей со мной паршивая стих ты ночью, Не явилась днем. На проклятой гитаре» Пой же, пой. На проклятой гитаре Пальцы пляшут твои вполукруг. Захлебнуться бы в этом угаре, Мой последний, единственный друг. Не гляди на ее запястья И с плечей ее льющийся шелк. Я искал пей со мной паршивая стих этой женщине счастья, А нечаянно гибель нашел. Я не знал, что любовь - зараза, Я не знал, пей со мной паршивая стих любовь - пей со мной паршивая стих. Подошла и прищуренным глазом Хулигана свела с ума. Навевай мне снова Нашу прежнюю буйную рань. Пусть целует она другова, Молодая, красивая дрянь. Я ее не ругаю. Я ее не кляну. Дай тебе про себя я сыграю Под басовую эту струну. Льется дней моих розовый купол. В сердце снов золотых сума. Много девушек я перещупал, Много женщин в углу прижимал. Так чего ж мне ее ревновать. Так чего ж мне болеть такому. Наша жизнь - простыня да кровать. Наша жизнь - поцелуй да в омут. В роковом размахе Этих рук роковая беда. Только знаешь, пошли их на хуй. Не умру я, мой друг, никогда. Гармонист пальцы льет волной. Пей со мною, паршивая сука, Пей со пей со мной паршивая стих. Излюбили тебя, измызгали - Невтерпеж. Что ж ты смотришь так синими брызгами? Иль в морду хошь? В огород бы тебя на чучело, Пугать ворон. До печенок меня замучила Со всех сторон. Мне бы лучше вон ту, сисястую, - Она глупей. Я средь женщин тебя не первую. Немало вас, Но с такой вот, как ты, со стервою Лишь в первый раз. Чем вольнее, тем звонче, То здесь, то там. Я с собой не покончу, Иди к чертям. К вашей своре собачьей Пора простыть. Дорогая, я плачу, Прости. Как вам не стыдно о представленных к Георгию вычитывать из столбцов газет? Знаете ли вы, бездарные, многие, думающие нажраться лучше как, - может быть, сейчас бомбой ноги выдрало у Петрова поручика?. Если он приведенный на убой, вдруг увидел, израненный, как вы измазанной в котлете губой похотливо напеваете Северянина! Вам ли, любящим пей со мной паршивая стих да блюда, жизнь отдавать в угоду?! Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду! А я на них срал» Вы любите розы? Нас не заманишь титькой мясистой! Не совратишь нас пиздовою плевой! Кончил правой, работай левой!!! А те бляди - лгущие, деньги сосущие, еть не дающие - вот бляди сущие, мать их ети! Пусть хуй мой как мачта топорщится! Мне все равно, кто подо мной - жена министра или уборщица! Не ходи к чужой постеле И к своей не подпускай, Ни шутя, ни в самом деле Нежных рук не пожимай. Знай, прелестный наш чухонец, Юность долго не блестит! Знай: когда рука господня Разразится над тобой Все, которых ты сегодня Зришь у ног своих с мольбой, Сладкой влагой поцелуя Не уймут тоску твою, Хоть тогда за кончик хуя Ты бы отдал жизнь пей со мной паршивая стих. К тебе мой глас. Прими мой фимиам летучий и свободный, Незрелый слабый цвет поэзии народной. Ты покровитель наш, в святых стенах твоих Я не боюсь врагов завистливых и злых, Под сению твоей не причинит нам страха Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха Едва от трапезы восстанут юнкера, Хватают чубуки, бегут, кричат: пора! Народ заботливо толпится за дверями. Вот искры от кремня посыпались звездами, Из рукава чубук уж выполз, как змея, Гостеприимная отдушина твоя Открылась бережно, огонь табак объемлет. Приемная труба заветный дым приемлет. Когда ж Ласковского приходит грозный глаз, От поисков его ты вновь скрываешь нас, И жопа белая красавца молодого Является в тебе отважно без покрова. Но вот над школою ложится мрак ночной, Клерон уж совершил дозор пей со мной паршивая стих свой, Давно у фортепьян не раздается Феня. Последняя свеча на койке Беловеня Пей со мной паршивая стих, и луна кидает бледный свет На койки белые и лаковый паркет. Вдруг шорох, слабый звук и легкие две тени Скользят по каморе к твоей желанной сени, Вошли. Но вот, подняв подол рубашки, Один из них открыл атласный зад и ляжки, И восхищенный хуй, как страстный сибарит, Над пухлой жопою надулся и дрожит. Но занавес пора задернуть над картиной, Пора, чтоб похвалу неумолимый рок Не обратил бы мне в язвительный упрек. Борделя грязная свобода Тебя в пророки избрала; Давно для глаз твоих природа Покров обманчивый сняла; Чуть тронешь ты жезлом волшебным Хоть отвратительный предмет, Стихи звучат ключом целебным, И люди шепчут: он поэт! Так некогда в степи безводной Пей со мной паршивая стих пастырь Аарон Услышал плач и вопль народный И жезл священный поднял он, И на челе его угрюмом Надежды луч блеснул живой, И тронул камень он немой, - И брызнул ключ с приветным шумом Новорожденною струей. Ни наша жизнь, ни наша кровь Ее души не тронет твердой. Слезами только буду сыт, Хоть сердце мне печаль расколет. Она на щепочку нассыт, Но и понюхать не позволит. «Смотри, сказал певец безмудый, — Мои алмазы, изумруды — Я их от скуки разбирал. В ответ бедняга равнодушно: — Я? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать? Ты помнишь ли, как за горы Суворов Перешагнув, напал на вас врасплох? Как наш старик трепал вас, живодеров, И вас давил на ноготке, как блох? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать? Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу На нас одних ваш Бонапарт-буян? Французов видели тогда мы многих жопу, Да и твою, говенный капитан! Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать? Ты помнишь ли, как царь ваш от угара Вдруг одурел, как бубен гол и лыс, Как на пей со мной паршивая стих московского пожара Вы жарили московских наших крыс? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так. Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец, Ты, наш мороз среди родных снегов И батарей задорный подогревец, Солдатской штык и петлю казаков? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать? Ты помнишь ли, как были мы в Париже, Где наш казак иль полковой наш пей со мной паршивая стих Морочил вас, к винцу подсев поближе, И ваших жен похваливал да еб? Хоть это нам не составляет много, Не из иных мы прочих, так сказать; Но встарь мы вас наказывали строго, Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать? По моему, бОльшая часть из вышенаписанного - творчество этих поэтов, написанное уже после 2000-х годов. Маяковский "Евгену" Евген восемь восемь, Тебя мы все очень попросим Не постить Стихи наши пошлые! Вот тоже из старенького. Выходит Маяковский из кабака, окруженный стайкой девиц. Девицы начинают его охаживать: - Владимир! А это правда, что Вы можете сочинить стихотворение прямо пей со мной паршивая стих ходу, на месте? Маяковский, гордо выпрямившись, громогласно начинает: Лежит Безжизненное Тело На нашем Жизненном Пути. Голос из канавы: Тебе, мудак, какое дело? Иди блядей своих еби. Маяковский: - Пей со мной паршивая стих, девушки, это Есенин. Вряд ли профессиональный поэт допустил бы такую оплошность. Так что с "хуй" явно выдумка. Мой хуй как сюжет в легенде Переходит из уст в уста у меня в подъезде еще с детства сохранилась запись маркером на стене Прошу прощения "Ебите баб на свежем сене. С любовью к Вам Сергей Есенин. Отрастить бы себе хер В километр И доставить ей Удовольствие! Спасибо, начиталась вслух, воодушевилась. Кстати, в классической прозе полно "эротических" рассказов. Взять того же Толстого "Баня", или Свифта "Эротические приключения Гулливера" Сплошная порнография! Пушкин тащит К кастрату раз пришел скрыпач, Он был бедняк, а тот богач. «Смотри, сказал певец безмудый, — Мои алмазы, изумруды — Я их от скуки разбирал. В ответ бедняга равнодушно: — Я? Дело в том, что я уже давно не школьник. Но с удовольствием бы узнал поэтов и с другой их стороны, а не только "какой хороший был" "сколько прожил" "когда умер". Да, мне никто сейчас не мешает их узнать, но, увы, уже не так интересно. Я в свое время вот такое вот нашел у Пушкина: Христос воскрес, моя Реввека! Сегодня пей со мной паршивая стих душой Закону бога-человека, С тобой цалуюсь, ангел мой. А завтра к вере Моисея За поцалуй я не робея Готов, еврейка, приступить - И даже то тебе вручить, Чем можно верного еврея От православных отличить. Скажи теперь, мой друг Аглая, За что твой муж тебя имел? Пётр Вяземский «Русский бог» Нужно ль вам истолкованье, Что такое русский бог? Вот его вам начертанье, Сколько я заметить мог. Бог метелей, бог ухабов, Бог мучительных дорог, Станций — тараканьих штабов, Вот он, вот он русский бог. Бог голодных, бог холодных, Нищих вдоль и поперек, Бог имений недоходных, Вот он, вот он русский бог. Бог грудей и жоп отвислых, Бог лаптей и пухлых ног, Горьких лиц и сливок кислых, Вот он, вот он пей со мной паршивая стих бог. Бог наливок, бог рассолов, Душ, представленных в залог, Бригадирш обоих полов, Вот он, вот он русский бог. Бог всех с анненской на шеях, Бог дворовых без сапог, Бар в санях при двух лакеях, Вот он, вот он русский бог. К глупым полон благодати, К умным беспощадно строг, Бог всего, что есть некстати, Вот он, вот он русский бог. Бог всего, что из границы, Не к лицу, не под итог, Бог пей со мной паршивая стих ужине горчицы, Вот он, вот он русский бог. Бог бродяжных иноземцев, К нам зашедших за порог, Бог в особенности немцев, Вот он, вот он русский бог. Дата написания: 1828 год Пушкин Орлов с Истоминой в постеле В убогой наготе лежал. Не отличился в жарком деле Непостоянный генерал. Не думав милого обидеть, Взяла Лаиса микроскоп И говорит: "Позволь увидеть, Чем ты меня, мой милый, ёб". Любимый стих Маяк Дым табачный воздух выел. Комната - глава в крученыховском аде. Вспомни - за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил. Сегодня сидишь вот, пей со мной паршивая стих в железе. День еще - выгонишь, можешь быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав. Выбегу, тело в улицу брошу я. Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась. Не надо этого, дорогая, хорошая, дай простимся сейчас. Все равно любовь моя - тяжкая гиря ведь - висит на тебе, куда ни бежала б. Дай в последнем крике выреветь горечь обиженных жалоб. Если быка трудом уморят - пей со мной паршивая стих уйдет, разляжется в холодных водах. Кроме любви твоей, мне нету моря, а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых. Захочет покоя уставший слон - царственный ляжет в опожаренном песке. Кроме любви твоей, мне нету солнца, а я и не знаю, где ты и с кем. Если б так поэта измучила, он любимую на деньги б и славу выменял, а мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени. И в пролет не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа. Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег, и суетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек. Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша? Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг. Практически всё,что приписывают Маяковскому было написано в его стиле современными писаками. Этот стих называется "Лиличка! А название "Маяк" придумал Васильев из группы "Сплин", когда положил стихи пей со мной паршивая стих музыку и посветил сию песню Маяковскому. А по поводу названия - "Маяк",это название я услышал когда по ТВ смотрел мемуары Валентина Зорина,он-то,зачитывая,произнес это название. Ну да, школьникам без мата и жизнь - не жизнь. Повзрослеете, может, тогда поймете, насколько жизненно "чудное мгновение".




Виктор Рыбальченко